Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Трейстер Михаил

Трейстер Михаил

Группа 
Рассовые преследования
Страна происхождения 
Беларусь
Место рождения 
Витебск
Проф. деятельность  
Инженер
Лагерь и место 
Минское гетто
Судьба 
Спасение бегством к партизанам
Тип отчета 
Семейная история

Довоенная жизнь

Михаил Трейстер родился в еврейской семье в апреле 1927 года в городе Витебске. Ему не исполнилось и года, когда его семья переехала в Минск. Отец, Абрам Самойлович Трейстер, работал главным бухгалтером на машиностроительном заводе. Мать, Рахиль Хоновна Пастернак, занималась домашним хозяйством. Всего в семье Михаила Трейстера было четверо детей: трое сыновей и одна дочь. Михаил был самым младшим ребёнком. Все дети посещали белорусскую школу. В семье же говорили по-русски, религиозные обряды в ней не соблюдались. В 1938 году в возрасте 48 лет умер отец Михаила. К началу войны старший брат Илья закончил Политехнический институт, средний, Соломон, служил в армии, сестра окончила девять классов, а Михаил шесть.

О детстве Михаил Трейстер вспоминает с особым теплом:  «Теплый июньский вечер. Усталый и голодный, возвращаюсь домой. Иду на свет наших окон, где лучи заходящего солнца, пересекаясь с мягким светом абажура, играют на кристально чистом стекле голубоватыми бликами. Там меня ждет теплота небогатого, но уютного и надежного дома. На следующее воскресенье запланирована дальняя рыбалка в Дроздах. Надо готовить снасти, надо копать червей. Впереди море удовольствий. Впереди целая жизнь.» (Михаил Трейстер: Проблески памяти, Минск 2007, с. 63.)

Начало войны

С началом войны старший брат Илья был отправлен на фронт, а средний брат в тыл. На оккупированной территории Михаил остался со своей матерью и сестрой. Уже на второй день войны дом, в котором проживала семья Михаила, был разрушен в ходе бомбандировки. Михаил Трейстер вспоминает: «Бомбы ложаться всё ближе. Дом ходит ходуном. От предпоследней вылетели все стёкла: наклейки не помогли. Последней бомбы не услышал. Сколько минут или часов пролежал, не знаю. Очнулся, задыхаясь от печной пыли. Все ломит и болит, но руки, ноги и, главное, голова при мне. Как-то удалось выбраться из-под обломков печи. Но Боже! Надо мною ни потолка, ни чердака – чистое июньское небо и мертвая тишина (слух вернулся только вечером). Из-под развалин торчат три пары ног. Стал откапывать. Потом все очухались, помогли сами себе. В синяках и ссадинах, но живые. Странное ощущение бездомности. Так 24 июня для меня началась война.» (Михаил Трейстер: Проблески памяти, с. 15-16.) Семья Трейстеров предприняла неудачную попытку бежать из города на восток, но вскоре была вынуждена вернуться в Минск. Ввиду того, что родной дом был разрушен, они приблизительно месяц разместились у чужих людей. После же издания приказа о переселении всех евреев города в специально отведённый для них район, они переехали в гетто.

Жизнь в гетто

В гетто семья Трейстеров поселилась с десятками других еврейских семей в зале бывшего кинотеатра. В целях выживания Михаил выдавал себя за сапожника. В связи с чем и попал на обувную фабрику, где постепенно обучился навыкам данного ремесла. За свою работу Михаил Трейстер ежедневно получал суп, который назывался «баланда» и 120 грамм хлеба. Так он проработал два года. Мать и сестра Михаила работали на той же фабрике только в швейной мастерской.

Жизнь в гетто Михаил описывает следующим образом: «В гетто всё направлено на то, чтобы лишить человека не только чувства собственного достоинства, но и человеческого облика. Голод, холод, лохмотья, опознавательные знаки – латы и таблички с номерами домов на спине и груди. Деликатесом считается лекрассол из селёдочных бочек. Едят оладьи из картофельных очисток, сало, соскобленное со старых шкур на кожзаводе, баланду, приносимую, если удаётся, с работы. Ходить можно только по мостовой. Завидев немца, метров за 15, снимать шапку». (Михаил Трейстер: Проблески памяти, с. 20.)

По воспоминаниям Михаила Трейстера работа не только спасала от голода, но и помогла пережить многие погромы, так как «в те дни колонну не отпровляли в гетто: спали мы, сапожники, под верстаками, портнихи – на грудах шинелей». (Михаил Трейстер: Проблески памяти, с. 19) В иных же случаях помощь могли оказать хорошие знакомые. Так, первый погром 7 ноября 1941 года семья Трейстеров спряталась у своей бывшей домработнице в так называемом русском районе.

Источник: http://www.yadvashem.org/yv/ru/multimedia/testimonies.asp

Михаил Трейстер принимал активное участие в сопротивлении в гетто. Так, он выполнял различные поручения подпольной организации, связанной с партизанами.

В июле 1943 года, когда немцы начали уничтожение рабочих команд гетто, ему не удалось убежать и он был направел в лагерь СС на улице Широкой. Однако, Михаилу Трейстеру удалось вернуться под ложной фамилией вместе с отобранными специалистами в гетто.

http://myreklama.com/myreklama/index.php?option=com_content&view=article&id=1733:2011-08-05-16-27-08&catid=66:-lr-&Itemid=2

В гетто Михаил Трейстер не задержался и через неделю он ушел к партизанам. Поскольку в гетто оставались родные Михаила, он добивался от командования направить его туда на задание. Наконец, в сентябре 1943 года он по поручению командования партизанского отряда направился в Минское гетто с заданием привести одтуда таких специалистов как фармацевт, мыловар и оружейник в количестве 10 человек для нужд партизанского отряда. Однако, в ходе организации побега из гетто возникло ряд трудностей: к группе присоединилось множество других узников гетто, которые случайно узнали о готовящемся побеге. Михаил Трейстер опасался, что с таким количеством людей их попытка бегства провалисться, но отказать людям не мог. Тем не менее ему удалось благополучно провести всех через колючую проволоку, но позже группа напоролась на немецкий патруль. Многие из беглецов были убиты.

Вплоть до освобождения Михаил Трейстер воевал в партизанском отряде им. Зорина, действовавшем в Налибокской пуще. Свой партизанский опыт Михаил Трейстер описывает следущим образом: «Во избежание кривотолков, честно признаюсь: никаких героических подвигов я так и не совершил, хотя в отряде кое-чему научился. Например, валить лес, строить шалаши и землянки, ездить верхом на лошади [...]. Кроме того, за время пребывания в отряде я: [...] обрел настоящих друзей [...] понял, что человеческая жизнь бесценна, но есть кое-что и поважнее.» (Михаил Трейстер: Проблески памяти, с. 50.)

Послевоенная жизнь

В 1948 году Михаил Трейстер окончил Минский политехникум, а в 1954 году — вечернее отделение Белорусского политехнического института. После получения высшего образования он 45 лет проработал в области энергетики. Одним из главных его послевоенных увлечений был туризм, благодаря которому он побывал во всевозможных уголках Советского Союза.

Общественная активность:

В 1991 году вместе с другими бывшими узниками Михаил Трейстер организовал в Беларуси «Белорусское общественное объединение евреев – бывших узников гетто и нациских концлагерей», а в 1998 году стал её председателем. Его книги «Проблески памяти», «Матрейки», как и множество других публикаций были изданы и продолжают издаваться в различных журналах и газетах Беларуси, Израиля и России.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%80%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80,_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%90%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Составлено сотрудниками Исторической мастерской