Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Каплинский Савелий

Каплинский Савелий

Группа 
Рассовые преследования
Страна происхождения 
Беларусь
Место рождения 
Минск
Проф. деятельность  
строитель
Лагерь и место 
Минское гетто
Судьба 
Спасение бегством к партизанам
Тип отчета 
Семейная история

Довоенная жизнь

Савелий Каплинский родился 18 сентября 1929 года в Минске. Отец Савелия занимался кузнечным ремеслом, мать в силу проблем со здоровьем посвящала все свое время домашнему хозяйству и воспитанию детей. В семье Каплинских было пятеро детей: четверо сыновей и одна дочь. Каплинские соблюдали все еврейские праздники и обычаи. Языками общения в семье были еврейский и русский. Отношения с соседями Савелий Каплинский характеризует как нормальные: "В гости не ходили, но на улице встречались, по-дружески разговаривали, советовались." (Геня Завольнер, Савелий Каплинский: Судьбой написанные строки, Минск 2007, с. 86.)

Начало войны

Воспоминания о начале войны у Савелия остались не очень яркие, так как он был еще ребенком. Старшего брата Илью призвали в армию по месту учебы в Ленинграде. Второму старшему брату Шайе с друзьями удалось убежать на восток. Попытка же бегства родителей Савелия с младшим братом Яшей и сестренкой, которой не исполнилось еще и года, из Минска на Восток не удалась, в связи с чем они вернулись домой.

Жизнь в гетто

Вскоре после оккупации Минска в нем было создано гетто, куда попали многие родственники, знакомые семьи Каплинских. Савелий вспоминает о том, как все они жили в тесноте, в каждой квартире по две-три семьи, так как евреев согнали со всего города. Так, к примеру, в квартире Каплинских поселились жена и дети дяди Савелия, которому самому удалось эвакуироваться. Все они были убиты во время погрома в марте 1942 года. (Судьбой написанные строки, с. 89)

Первое время район гетто был очень обширным. В гетто можно было приносить передачи – деньги, вещи, продукты. Для многих жителей гетто одним из способов выжить, был обмен вещей на продукты. Савелий запомнилось, как его отец менял на муку, хлеб и картошку ткань, купленную когда-то на костюм брату. Такой обмен происходил часто. В основном, полицейские этому не препятствовали, потому что им тоже что-то перепадало. Временами не разрешали, иногда стреляли, но людям как-то надо было жить, и обмен все равно продолжался. Другим способом выживания в гетто была работа. Люди ходили на работу, денег там хотя и не платили, но кормили. Савелий работал в казармах на Грушевской улице, почти в центре Минска. В каждой комнате стояли печки, которые нужно было топить. Взрослые пилили и рубили дрова, Савелий разносил их по комнатам и раскладывал у каждой печки. Затем солдаты, которые на неделю-две приезжали с фронта или отправлялись на фронт из Германии, топили их сами. После немцев оставались остатки еды. У каждого работника казармы была большая железная банка с ручкой, туда складывали всë вместе: и суп, и картошку, и хлеб. То, что удавалось вынести, приносили домой. Это была пища для всех членов семьи на субботу и воскресенье, а также для тех, кто оставался дома в будние дни. На работе в казармах Белполка Савелию удавалось воровать патроны, которые нередко оставались, после отъезда солдат на фронт. Савелий складывал патроны в банку для еды, сверху закрывал картошкой, кусками хлеба и приносил в гетто. Друзья Савелия в определенное время в определенных местах передавали это минским подпольщикам, а те - в партизанский отряд.

Смерть отца, матери, дедушки, младшей сестры и младшего брата

Отца Савелия забрали еще во время первого погрома 7 ноября 1941 года. По воспоминаниям Савелия Каплинского тогда увели в неизвестном направлении почти всех трудоспособных мужчин. Никто из членов семьи не понимал тогда, что виделись с ним в последний раз. Мать Савелия, младшая сестра и дедушка были убиты во время погрома 2 марта 1942 года. Савелию со своим младшим братом Яшей удалось спастись, спрятавшись у соседей. Однако, уже в конце июля 1942 года, в ходе продолжительного погрома, был убит и младший брат Яша. Савелий же успел убежать в район улицы Сухой, где жил его товарищ Шолом Грингауз, вместе с которым они спрятались на чердаке.

Бегство из гетто

В июне 1943 года благодаря Шолому Грингаузгу Савелию удалось вместе с другими подросткам убежать из гетто в еврейский партизанский отряд, расположенный в Налибокской пуще. О своем бегстве Савелий вспоминает: „Мы уходили из гетто ночью. Часа в два наша группа (Шолом уже знал дорогу) перелезла через колючую проволоку и пошла за город. Мы заблудились, потому что он был в отряде только один раз. Под утро опять чуть не попали в город, побежали в лес, переждали в ближайшем лесу.“ (Судьбой написанные строки, с. 97)  Ночью группа беглецов стала пробираться в партизанский отряд.

Жизнь в партизанском отряде

В партизанском отряде, в который попал Савелий Каплинский, было человек шестьсот, среди них много детей, женщин и  стариков. Савелий вспоминает, что в отряд принимали всех желающих. Зачастую в отряд приходили целыми еврейскими семьями. Не случайно он назывался семейным отрядом. Условия жизни в отряде Савелий характеризует как очень тяжелые, описывая их следующим образом: „Кроватями служили доски, покрытые соломой. В отряде у Савелия была только одна рубашка, чтобы ее постирать, зимой приходилось ходить в одном пиджаке на голое тело, пока не высыхала единственная рубашка и её можно было снова носить. Стирали одежду в котле, кипятили, чтобы убить насекомых, вывешивали на мороз и ждали, пока высохнут вещи. В отряде были большие котлы со старых кухонь советских воинских частей, в них варили еду. Пища была очень скудная: в основном в кипяток засыпали муку и размешивали. Приходилось есть почти без соли, у некоторых даже шатались зубы. Партизаны из отряда Зорина очень много разъезжали в поисках пропитания. В полицейских районах, откуда можно было забирать еду, были стада домашней скотины. Ее пасли сами полицейские, потому что крестьян в тех районах уже не осталось, так как деревни были уничтожены. В ноябре 1943 года была одна вылазка в такой район, юношей взяли с собой, перешли через речку, прятались, потом отбили у полицейских стадо коров. Эти коровы и помогли отряду выжить. В окрестностях, где размещался партизанский отряд Зорина, были также огромные поля, на которых уже некому был убирать хлеб, партизаны сами его убирали. У каждого партизанского отряда был свой район, где можно был что-то брать, косить, сеять, чтобы выжить. В отряде особенно старались поддержать детей. Совсем маленьким и матерям с грудными детьми давали лучшее. Подростки и молодежь питались из общего котла. Обстановка была очень тяжелая, в любой момент могли нагрянуть немцы, на партизан устраивались так называемые облавы. Если немцы знали, что в лесу есть партизаны, посылали войска и окружали лес кольцом, стараясь их уничтожить. Партизаны уходили поглубже в леса, в болота, сидели по два-три дня по шею в грязи. Часть из них погибала. Потом, когда немцы уходили, отряд опять собирался.“ (Судьбой написанные строки, с. 98-99)

Освобождение и послевоенная жизнь

После освобождения территории БССР партизанский отряд Зорина был расформирован. Свое возвращение в родной дом Савелий описывает следующим образом: „Там жила русская семья, мне они освободили одну комнатку для проживания. Позже они уехали в свой район. Вскоре вернулись другие выжившие евреи, родственники и соседи. Вернулся из оккупации брат мамы, дядя Фрид, который во время войны был на Урале. Он начал работать и помогал мне. Нашелся и старший брат Савелия Илья, который служил в армии в общей сложности 25 лет. Илья уже не верил, что кто-то из семьи остался в живых, но написал письмо на довоенный домашний адрес и получил ответ от меня. Долгое время Илья помогал мне деньгами.“ (Судьбой написанные строки, с. 104)

После войны Савелий сначала окончил семилетку, а затем учился в строительном техникуме. Там он и познакомился со своей будущей женой. Супруга Савелия Каплинского расказала мужу о трагической судьбе своей семьи во время войны. Так, ее отец, по национальности русский, отказался от жены-еврейки, бросил семью и сбежал, когда начались гонения на евреев. Впоследствии ее мать погибла в Минском гетто, а детям в связи с тем, что были похожи на русских, удалось спастись.

После окончания техникума Савелий был направлен в строительную организацию, где он работал сначала мастером, а затем прорабом. Параллельно он вместе с женой продолжал обучение на заочном отделении в институте. По окончанию института, в 1956 году они решили пожениться. В семье родилось двое детей: сын и дочь. 2 ноября 1992 года семья Савелия Каплинского переехала в Америку. В настоящее время его сын живёт в Бруклине, в Нью-Йорке, недалеко от родителей. Он работает программистом, его жена окончила медицинский колледж. Дочь Савелия осталась в Минске, где она занимается проектированием метро. У Савелия Каплинского две внучки.

Общественная активность

Бывший узник Минского гетто Савелий Каплинский одной из своих главных задач жизни считает сохранение памяти уничтоженных в Минском гетто как в Беларуси, так и в Соединенных Штатах Америки. Для этого он каждый год приезжает в Беларусь для участия в траурном митинге памяти жертв Минского гетто. В США, в городе Бруклине он участвовал в октябре 2006 года в закладке камней памяти в Мемориальном парке Холокоста. В ходе данного мероприятия Савелий Каплинский отметил: „Мы не вечны, а эти Камни надолго останутся свидетельствами нашей трагической памяти.“ http://shofar7.com/2012/03/08/2-%D0%BC%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0-1942-%D0%B3-13-%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D1%80-5702%D0%B3-%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%8F%D0%BC%D0%B0-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BD/

Составлено сотрудниками Исторической мастерской